Фэй Данауэй — “звезда”, символ, стиль

Так была озаглавлена статья в «Ньюс-уик», приветствовавшая рождение новой «звезды». Сегодня слово «символ» можно из определений опустить — Фэй Данауэй стала актрисой, создающей глубокие, психологически сложные образы, актрисой, способной к поразительным перевоплощениям, необычайно требовательной в выборе фильмов, в которых ей предлагают сниматься.

Фэй истинная американка, родившаяся на Юге, вскормленная, по выражению критика Сюзан Зонтаг, яблочными пирогами. На детских фотографиях Фэй — ангелочек с рождественской открытки, одетый под Ширли Темпл — ребенка-«звезду» 30-х годов. Мама и друзья дома пророчат ей славу. Фэй, однако, не теряет голову от похвал. Очень рано она понимает, что внешность — еще не все и что путь к славе не прост. Поступив во Флоридский университет, рассказывает сама Фэй, она вела жизнь обыкновенной девушки ее круга: учеба, вечеринки, кавалер, уже строящий планы об уютном домике… Самодельные театральные коллективы, в которых Фэй участвует, еще учась в школе, лишь средство времяпрепровождения. Поэтому, проучившись во Флориде год, она решительно рвет со всем и всеми и уезжает в Бостон, в высшую школу изящных и прикладных искусств. Доктор искусствоведения Леланд Зиммерман, знавший Фэй еще по Флориде, заметит, говоря о закономерности ее успеха: «Среди всех людей, которые шли в искусство с определенной целью, она выделялась своей настойчивостью».

Случайностей на пути Фэй в искусство не было. Отличившись на последнем курсе в одной из студенческих пьес, она получает путевку в Линкольновский центр, где театром руководит Элиа Казан. И снова учится — в Академии драматических искусств. В бытность Казана руководителем театра Линкольновского центра Фэй сыграет лишь маленькую, прошедшую незаметно роль в «Человеке на все времена». Но Казан заметит ее, сравнит с Жанной Моро, а чуть позже, уйдя на Бродвей, пригласит и ее.

Театральная слава придет к Фэй в американском местном театре в пьесе Уильяма Альфреда «Пальто Хогана», поставленной режиссером Фредериком Рольфом. Голливуд в лице Селзника сразу же приглашает ее сниматься в фильме «Хеппининг» (1967) режиссера Элиота Силверстай-на, тоже недавно пришедшего в Голливуд из телевидения. Почти без перерыва она снимается и у Отто Преминджера в «Торопливом заходе солнца» (1967). Фэй не любит вспоминать ни первую картину, в которой она была вынуждена перекраситься и надолго стать блондинкой, ни тем более вторую, в которой она увидела, что представляет собой голливудский режиссер старой школы — о Преминджере она говорит неизменно с отвращением и презрением.

Преминджер, сделавший все, чтобы отравить Фэй приход в кино, понял, однако, ее возможности и попытался связать ее кабальным договором на участие в шести своих фильмах, чем отрезал ей дорогу к другим работам, возможность длительное время сниматься у других режиссеров.

Но он недооценил ее характер — Фэй порвала контракт, презрев все угрозы, и выиграла судебный процесс.

Выступление в роли фермерши в «Торопливом заходе солнца» было столь неудачным, что Фэй испугалась и начала было даже думать об уходе из кино.

Фэй Данауэй вошла в кино одновременно с большой группой молодых актеров. Некоторые из ее коллег обладают бесспорным талантом, у всех яркая внешность и многим из них по-настоящему «везло» на первых шагах — знаменитые режиссеры, значительные фильмы, выигрышные роли. И если Фэй смогла всех обогнать, то случилось это не по случаю, а по логике вещей. Прежде всего в силу того, что она лучше всех подготовлена к работе актрисы: начиная с детства, когда мать заставляла ее посещать балетные классы, до момента включения камеры она беспрерывно училась. Она никогда не рассчитывала только на удачу.

Став актрисой номер 1 американского кино, Фэй продолжала свой вечный тренинг. Приняв (уже после успеха «Бонни и Клайда») предложение Ричарда Хариеса сыграть на лондонской сцене Офелию, Фэй на вопрос журналистов, зачем ей это надо, кратко ответила: «Чтобы быть актрисой».

В 1969 году состоялась, наконец, ее встреча с Казаном, от которой многого ждали и они оба и зрители. На наш взгляд, фильм «Сделка», хотя он рассказывает о реальных и драматичных сторонах американской жизни, а с формальной стороны является антологией современного киноязыка, далек от совершенства. Роман, принадлежащий перу Казана же, по которому сделан фильм, глубже и тоньше — возможно, сравнение книги с фильмом и определило равнодушие к последнему. Но судьба картины ничуть не отразилась на успехе Фэй, создавшей образ современной американской женщины, мучительно ищущей подлинные жизненные ценности и не находящей их.

Образ, созданный Фэй, исключительно интересен.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика