Физиологическая роль трех способов зрения

Одновременное, альтернирующее, бинокулярное зрение.

На первый взгляд кажется, что все содержащиеся в нашем поле зрения предметы мы видим с одинаковой отчетливостью. В действительности же отчетливое зрение ограничивается крайне незначительным участком сетчатки — центральной ямкой, площадь которой не превышает 0,3—0,4 мм2. Если фиксировать один глаз на букве в середине слова, то только одна эта буква будет видима вполне отчетливо, тогда как все другие окажутся несколько затуманенными. Первым условием для отчетливого различения предмета, таким образом, является получение его изображения на fovea. Это достигается, благодаря подвижности глаз, которые с поразительной быстротой устанавливаются на рассматриваемой детали.

Иногда эти движения определяются волей, но и сам волевой импульс обычно возбуждается впечатлением от предмета, появившегося на периферии поля зрения. Раздражение периферии сетчатки хотя бы одного глаза заставляет оба глаза (а также голову, тело) повернуться к предмету, который вызвал это раздражение. В этом заключается приведение в действие ретинального рефлекса направления и аппарата одновременного зрения.

Это оказывается возможным благодаря тому, что характерные для чувственного отдела аппарата одновременного зрения нервные связи, видимо, распределены по всему протяжению сетчатки, включая ее периферические и центральные части. Одновременное зрение свойственно главным образом периферическому зрению, которое в известной мере осуществляет сигнальные функции.

Таким образом, свойственный одновременному зрению рефлекс направления определяется впечатлением от предметов, которые располагаются на периферии поля зрения. И хотя, благодаря нервно-мышечным связям (синергия), рефлекс направления приводит в движение два глаза, для чего достаточно возбуждения только одной сетчатки.

Если изображение предмета сформируется хотя бы на одной fovea, то предмет будет видим отчетливо. При отсутствии бинокулярного зрения отсутствует также рефлекторная конвергенция, изображение предмета не может получиться сразу на обеих fovea и поэтому предмет не будет видим отчетливо одновременно обоими глазами (образуется так называемое чередующееся центральное зрение).

При бинокулярном зрении изображения, падающие на обе fovea или по соседству с ними, вызывают ретинальный рефлекс конвергенции, который и приводит в действие аппарат бинокулярного зрения.

Таким образом, ретинальный рефлекс конвергенции связан с центральными частями обеих сетчаток и отличается от рефлекса направления тем, что, как упоминалось, требует одновременного раздражения двух сетчаток, тогда как для возбуждения параллельных движений (движения направления) двумя глазами бывает достаточно раздражения только одной сетчатки.

Ретинальный рефлекс направления должен быть отнесен к числу безусловных (врожденных) рефлексов, рефлекс же конвергенции является условным, так как образуется уже после рождения и начинает действовать к концу первого месяца жизни, когда ребенок начинает фиксировать предметы обоими глазами вместе.

С точки зрения функции и эволюции бинокулярное зрение является наиболее совершенным и обеспечивает уточнение полного зрительного ощущения, по большей части по отношению к локализации предметов в пространстве.

Чтобы понять смысл различных способов зрения, не следует ограничивать анализ только зрительными восприятиями: необходимо принять во внимание, что возбуждение сетчаток вызывает в мозгу множество часто даже не доходящих до сознания очагов возбуждения, которые ведут к рефлекторным движениям головы, конечностей, туловища, вызывают реакции со стороны внутренних органов и т. д. Эти очаги возбуждения в значительной мере обеспечивают связь между внешней и внутренней средой организма.

Имеющая место полная замена ассоциированного (бинокулярного и одновременного) зрения при двух открытых глазах чередующимся может быть объяснена большим приспособлением зрительного анализатора к возбуждению одного характера, чем другого. Так, например, человек сильнее реагирует на появление в поле зрения предмета, имеющего определенную форму, чем на диффузный свет. Это связано, видимо, с тем, что любой предмет, привлекающий наше внимание, обычно либо движется, либо проицируется на fovea, дающую возможность различать детали. Бесчисленные сочетания появления в поле зрения объекта, привлекающего наше внимание, с проекцией его на fovea, видимо, устанавливают связи, благодаря которым восприятие формы начинает превалировать над восприятием рассеянного света. Можно полагать, что наиболее сильным раздражением для зрительного анализатора является объект, имеющий определенные формы и одновременно находящийся в движении.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика