“Рабочее кино” Франции 70-х

Заметки по материалам французской прессы

Классовая политика во французском кино сводится к требованию, чтобы в нем вообще не было политики, фильмы должны развлекать и отвлекать, а не призывать думать и действовать. Безработица, жилищный кризис, нищета стариков, забастовки, положение студентов, проституция — все это остается за бортом французского кино. Исторические мелодрамы типа «Анжелики», комедии типа «Оскара» и «Разини», детективы и прочие поделки составляют большинство французских фильмов.

Отставание французского кино было особенно заметным в 1972 году, на фестивале в Канне. По словам Самюэля Jla-шиза (статья его «Канн-72» была опубликована в «Юмани-те-диманш»), фестиваль 1972 года «стал выразителем тревог и волнений всего мира». Рабочий класс, который так редко бывает киногероем, стал главным персонажем и фильма итальянского режиссера Элио Петри в фильме «Рабочий класс идет в рай», и картины итальянки Лины Вертмюллер «Мими-металлист», и ленты поляка Казимежа Куца «Жемчужина в короне». Что же касается французских фильмов, то Самюэль Лашиз отмечает: «Нет слов, актеры хороши. Постановка вполне достойна. Картины могут даже делать хорошие сборы, но в них отсутствует главное — беспокойство за судьбы сегодняшнего мира».

И все-таки во французском кино есть уже фильмы, свидетельствующие о начале его нового этапа.

Ставить такие фильмы в стране с капиталистическим общественным строем совсем нелегко, немыслимо труден и их выход на экран. Последнее вынужден признать даже буржуазный еженедельник «Экспресс»: «Издавна, когда заходит речь о политическом кино, цензура надевает «бархатные перчатки». Ее трудно заметить, но действует она чрезвычайно эффективно. Во Франции в прокат не попадает почти ни одного откровенно политического и по-настоящему зрелищного фильма, сделанного французскими режиссерами. Обычно комиссия по контролю ничего не запрещает. Она только чрезвычайно вежливо высказывает свое мнение. Таким образом, сплетается паутина, в которой вязнут картины-мухи. Например, понадобилось почти десять лет, чтобы на экране появился фильм «Статуи тоже умирают», снятый Аленом Рене и Крисом Маркером».

«В кино свободомыслие обходится дорого»,— вынужден заявить Андре Кайатт, так и не сумевший доснять почти готовую картину «Свобода, равенство, братство».

С особым вниманием относится французская прогрессивная и прежде всего коммунистическая печать к тем еще немногим и не всегда совершенным в художественном отношении фильмам, в которых ставятся проблемы классовой борьбы.

Так сразу же был отмечен фильм «Время жить» режиссера-дебютанта Бернара Поля. Газета «Франс нувель» писала: «Происходит интересное явление: французское кино начинает делать для себя открытия в области экономического и социального положения французов и даже обнаружило, что во Франции существует рабочий класс».

Картина создана по роману Андре Ремакля, сотрудника марсельской коммунистической газеты «Марсельеза». По поручению газеты он подробно изучил положение рабочих бурно развивающегося индустриального района Вере с его нефтяными предприятиями и верфями. Результаты этого изучения и нашли отражение в его романе.

Французское кино обычно лишь вскользь упоминает о профессиях героев, да и то это бывает в случае «благородных» профессий, привлекающих режиссеров своим потенциальным драматизмом (хирург, переживающий душевный кризис, делает операцию; адвокат защищает главного героя, которому грозит смертный приговор, и т. п.).

«Время жить» едва ли не впервые за многие годы рассказывает о жизни семьи рабочего-штукатура, о системе продажи в кредит и создаваемом ею экономическом рабстве, о беспорядочно усваиваемой культуре, о страшной усталости к концу дня, заполненного изматывающим трудом. Эта усталость повергает героя в состояние полной апатии и пассивности. Луи был профсоюзным активистом — теперь сверхурочные часы совершенно съедают его «время жить», его субботы, а иногда и воскресенья. Усталость убивает в нем чувства к жене, которую он едва не теряет, к ребенку, к самому благополучию дома. Капиталистическая система превратила человека в механизм.

Знаменательно, что действие фильма развертывается в Мартиге, городке близ Марселя, в этом «современном» и «динамичном» районе, являющемся одной из витрин неокапитализма. Такие островки «процветающего капитализма» некоторые буржуазные экономисты пытаются представить как техническое решение всех социальных зол; они утверждают, что все беды капиталистического общества остались только в устаревших и отживающих отраслях промышленности и захолустных районах страны. Фильм Бернара Поля убедительное тому опровержение.

Режиссер самокритично относится к своей первой работе. «Это была моя первая попытка создания фильма о рабочих,— говорит он в интервью корреспонденту «Франс нувель»,— и мне недоставало смелости. Я пытался показать социальные проблемы через историю жизни одной супружеской пары. Многое осталось недоговоренным. Я должен пойти дальше, быть смелее».

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика