Путешествие П.С. Палласа по Дону и Волге

Паллас Петр Симон (1741—1811) родился в Берлине. В 1767 г. переехал в Россию. В 1768—1774 гг. возглавлял экспедицию в Центральную область России, районы Нижнего Поволжья, Прикаспийской низменности. В итоге написан труд «Путешествия по разным провинциям Российского государства». В 1793—1794 гг. посетил Поволжье и написал труд «Флора России». Его именем назван Палласовский район Царицынской губернии.

Во главе с Палласом 8 августа путешественники направились на левый берег Волги в Никольскую слободу. Путь экспедиции поначалу проходил вдоль небольшого ручья, а затем по долине реки Еруслан. Здесь росли тростники. Далее по Еруслану располагалась полынная степь, которая была прекрасным пастбищем для сайгаков.

Вдоль впадавшего в Еруслан Торгуна степь была столь бесплодна и засолена, что даже не пригодна для выпаса скота.

Кроме лебеды и солянок здесь ничего почти не встречалось. Почвы Паллас также охарактеризовал не лучшим образом: «Мягкий ил, или лучше сказать грязь, покрывающая сию степь по большим дорогам, превращается в весьма тонкую и летучую пыль, которая, при нынешней засухе от малейшего движения высоко поднимаясь на воздух, путешественников марала и тем весьма была для них неприятна». Трудно было выбрать место на ночлег с чистой и пресной водой, хорошей травой для лошадей. Единственное прибежище — Еруслан, изобиловавший рыбой. Экспедиция держала путь по соляному тракту, который шел параллельно Волге в 30 верстах от нее, на Саратов. Дорога проходила через многочисленные немецкие колонии, по которым Паллас привел очень подробные статистические данные. В Саратове он пробыл три дня, где осмотрел достопримечательности и также собрал сведения о немецких колониях, расположенных на правом берегу Волги. 18 августа исследователь двинулся в обратный путь в Царицын. В пределах нашего края маршрут экспедиции проходил через Водяной Буерак— Щербаковку — Галку — Верхнюю Добринку — Дубовку — Дмитриевск.

Из дневника Палласа: «От селения Водяного Буерака, к которому я едва пополудни прибыл, поехал я через Чербаковку к верхней Кула-линке или Галке называемой. Начатое в сем селении с великим успехом насаждение виноградных лоз побудило меня сделать такой округ. Первый разводчик винограда между семи колонистами был некто по имени Иоган Филип Пейлер… Он имеет в двух садах около трех тысяч плодовитых виноградных лоз…».

22 августа Паллас со своими спутниками при Дмитриевске переправился через Волгу, «…что при ужасной буре и противном ветре не без труда и опасности было…», и, наняв в Никольской слободе подводы, углубился в степь. Экспедиция взяла курс на Эльтон.

Наступило время цветения соляных растений, а поскольку сбор этих растений в окрестностях озера Эльтон Паллас определил последним «…в сию осень на поле оставшимся делом», то он и решил предпринять возвратный путь в Царицын по степи мимо этого озера.

Памятник Палласу в Палласовке

Памятник Палласу в Палласовке

По дороге на озеро никаких населенных пунктов не было, но специально для путников стояли придорожные харчевни (уметы). Степь, как заметил Паллас, уже выглядела иначе, так как многие летние растения закончили свою вегетацию, но зато в изобилии цвели многочисленные солянки. 24 августа, ближе к ночи, путешественники достигли Эльтона. Паллас пробыл здесь всего один день, но его поразило обилие галофильных (солелюбивых) растений. Он даже написал, что они находятся здесь «…у себя дома». Добыча соли шла в трех верстах от берега, и ее ломали вольнонаемные работники, которые, как писал Паллас, «…весною туда приходят и все лето работают. Сего года было там только 550 ломщиков, ибо слух пронесся, что менее, нежели пред сим, должно развести отсюда соли… Для жилища ломщика построено вместе множество шалашей из хворосту и землянки. Для надзирания и отправления возчиков находится здесь офицер с небольшою командою…».

После осмотра окрестностей Эльтона Паллас отправился через голую степь прямо к Волге. Степь стала глинистой, повсеместно по земле были рассеяны остатки морских раковин. Во время пути не встретилось ни одного колодца, от жажды бедные лошади еле тащили ноги, а одна даже пала. После плутания по безводной степи участники экспедиции вышли к Волге, где переправились на правый берег и 27 августа прибыли в Дубовку. Здесь они отдыхали целый день после тяжелого перехода. 28 августа Паллас возвратился в Царицын, спустя три с половиной недели со дня отъезда.

Казалось бы, пора и отдохнуть, но неутомимый исследователь осенью предпринимает несколько ботанических поездок по окрестностям Царицына, отправляя иногда в них и студентов. С наступлением ненастья и холодов Паллас, как обычно, приводил в порядок полевые записи и коллекции. Появляются систематизированные обширные данные о климате и почвах Царицына, об осеннем и весеннем прилетах птиц, о вредных насекомых и многое другое. На основании многочисленных данных Паллас делает кое-какие обобщения и выводы. Так, например, он считал, что при здешнем благоприятном климате и плодородных почвах следует разводить виноград, фруктовые сады, здесь могут расти даже оливковые деревья.

Небезынтересно для нас и его описание Царицынской крепости и занятий местных жителей: «Малое число обывателей кормятся скотоводством, от весьма легкого сеяния огурцов, дынь и арбузов, которые здесь очень хороши, также от рыбного промысла и от извозничества. Но очень мало находится… хороших ремесленников, и сие весьма выгодно для живущих по соседству в Сарпинском селении немцев. К крепости принадлежащих казаков только сто человек, и они употребляются на отряды в то время, когда донские казаки в почтовых подставах по Волге и на так называемой Царицынской линии стоять должны… За крепостию вверх по Волге и к тем возвышениям, которые равнину берега ограничивают, лежит непорядочно застроенное и большею частью казаками населенное предместье… Пред заложением нынешней крепости стояла старая малая крепость, коея вал еще теперь виден, внизу речки Царицынки, где еще и теперь праздношатающиеся калмыки весьма большие свинцовые пули и серебряные копейки находят. Царицынская линия, состоящая из крепкого вала со рвом, по южную сторону выкопанным, и палисадами, идет от самой крепости, переходит через глубокий, к Царице простирающийся водяной буерак, также и втекающий выше Царицына в Волгу рукава реки Мечетной, и простирается таким образом, не прерываясь, к Дону… По оной линии лежит четыре неболыших крепости — Мечетная, Грачевская, Сокора и Донская, между которыми расставлены на надлежащих местах рогатками укрепленныя караульными. Вся линия охраняется донскими казаками…».

Весна 1774 г. выдалась необычайно ранняя и теплая. Уже в феврале появились перелетные птицы, в том числе и водоплавающие, а к концу месяца Волга очистилась ото льда. В это время зацвели и некоторые ранние растения, показались тюльпаны. Но в начале марта вновь ударили жестокие морозы, и Волга покрылась таким толстым льдом, что по нему можно было переезжать на телегах.

4 июня 1774 г. Паллас выехал из Царицына по почтовому тракту на Москву. Маршрут возвращаюшейся экспедиции в пределах нашего края был следующим: вдоль Царицынской сторожевой линии — ст. Иловлинская — ст. Кумылженская — ст. Зотовская — ст. Клетская — ст. Глазуновская — ст. Кременская — ст. Алексеевская — ст. Урюпинская — ст. Михайловская.

30 июля 1774 г. 33-летний ученый через Московскую заставу въехал в Петербург, закончив свое беспримерное путешествие седым и больным человеком. Материалы шестилетней экспедиции составили в будущем капитальный труд «Путешествие по разным провинциям Российской империи».

Видимо, наш край оставил такой неизгладимый след в душе Палласа, что в 1793 г., во время своего переезда на жительство в Крым, он посещает Нижнее Поволжье вторично.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика