Путешествие И.П. Фалька по Дону и Волге

Фальк Иоганн Петер родился в Швеции в семье проповедника, в 1774 г. Его описание экспедиции в 3-х томах находится в Германии. В 1824 г. в Петербурге вышли «Записки путешествия академика Фалька». Но в списках членов Петербургской академии наук Фальк не значился. В советское время 3-томный труд Фалька был переведен на русский язык.

В 1768 г. Фалька вызывают в императорскую Академию наук и предлагают возглавить Оренбургский отряд академических экспедиций.

12 ноября 1769 г. экспедиция Фалька переправилась на левый берег Дона, прибыла в станицу Качалинскую, где остановилась на отдых до

14 ноября. В течение суток, двигаясь вдоль Царицынской сторожевой линии, путешественники достигли Царицына. В этом городе Фальк встретил И. А. Гюльденштедта (руководителя 5-го «физического» отряда.— Авт.) и П. Б. Иноходцева (участника астрономической экспедиции в Гурьев.— Авт.). Фальк избрал Царицын для зимовки «…из-за южного расположения на большой реке, в невероятных пустынях, из-за весеннего цветения растений, водоплавающих птиц, волжских рыб и т. д.; калмыцкая орда могла дать зимние занятия».

В Царицыне Фальку пришлось испытать несколько приступов болезни. И все же он, несмотря на это, совершил несколько экскурсий в немецкую колонию Сарепту, к ахтубинским шелковым заводам, в калмыцкие степи и в Дубовку. 1770 г. начался с того, что, кроме постоянно болеющего Фалька, заболели студент Кашкарев и чучельщик Барданес. В марте участники экспедиции начали сбор раннецветущих растений, наблюдали вылет первых насекомых и перелетных птиц. 10 мая Фальк совместно с гене-рал-майором фон Баннером совершил из Сарепты поездку в степь к калмыцкой ханше. Из дневника экспедиции: «Мы были ей представлены в прекрасной кибитке, изнутри покрытой шелком, украшенной персидскими коврами, шелковыми подушками, шелковыми гардинами и т. п. Она сидела на подушке с подогнутыми под себя ногами, в богатом платье. Она была старая, но выглядела хорошо, спрашивала и отвечала все очень серьезно, но любезно. Во время аудиенции появилась масса любопытных калмыков, но все были очень учтивы. Наши небольшие подарки в виде сахара, немного материи и т. п. были очень хорошо приняты».

По плану экспедиция должна была следовать в Астрахань, а затем на Урал и в Сибирь. В июне Фальк отправил в Петербург коллекции собранных материалов, в том числе и живые экспонаты — хорьков, сусликов, бурундуков. 20 июня вслед за ранее выехавшими вперед студентами Быковым и Лебедевым двинулся в путь и Фальк с другими участниками экспедиции. В конце июня все прибыли в Астрахань.

Во время путешествия Фалька по Уралу и Сибири его здоровье сильно расстроилось. Учитывая это обстоятельство, секретарь Петербургской академии наук И. А. Эйлер 5 мая 1771 г. в письме предлагает Фальку вернуться в том же году в Петербург, а И. И. Георги и других членов экспедиции отослать в отряд П. С. Палласа. Это было первое предупреждение. Вторично, 2 января 1772 г., Эйлер известил Фалька о том, что Академия наук ожидает его возвращения в конце лета, разрешив при этом на обратном пути вести наблюдения за природой. Можно представить себе состояние мнительного ученого, сомневающегося в своей полезности науке. Прибыв осенью в Казань, Фальк решается написать Эйлеру письмо с просьбой заступиться за него перед Академией наук и разрешить ему поехать лечиться на Кизлярские воды. Разрешение было получено, и в начале июня 1773 г. Фальк по Волге плывет до Астрахани, сделав прекрасное географическое описание маршрута. В знак уважения к мужественному ученому, не покинувшему экспедицию, несмотря на тяжелое заболевание, позволю привести его заметки, сделанные о нашем крае, почти полностью.

Из «Записок»: «Речка Камышенка на правом берегу Волги течет по глубокой долине и летом почти высыхает; оная простирается на 20 верст, приближается к Донской речке Илавле и достопримечательна потому, что Петр Великий хотел соединить Камышенку с Илавлою каналом, коего начало и теперь еще существует… Камышинск, Калмыцки Шерка-мыш, или Дмитриевская крепость, стоит ниже устья речки; она невелика, имеет земляной вал, ров и несколько крепостных строений. Слобода (ныне город) ниже крепости открытая, худо выстроенная, имеет 4 церкви и занимается судоходством, ловлею рыбы и торгом оною.

Между Камышином и Дубовкою горный берег пересекается многими глубокими буераками, по большей части с глиняными пластами. По берегу находятся населенный дубовскими казаками небольшие станицы: Антиповка, где есть много больших курганов, Куровайка (Караваин-ка.— Авт.), где горы, речка и остров имеют сие же название, Баликлейка (Горный Балыклей.— Авт.), и Полейские (Горная Пролейка.— Авт.) форпосты; все они при устьях речек. У последних горный берег состоит из известнокаменных красных и мергельных пластов.

Ниже Баликлейки впадает речка Оленевка (Оленья.— Авт.) в правую сторону Волги. В семи верстах выттте устья, близ реки, у малого озера стоит городище, или вал и ров от бывшего городка. Дубовка ниже Оле-невки течет в виде ручья. При устье Дубовки стоит козацкий городок Дубовка. Оный был построен в 1735 г. и имеет деревянное укрепление с башнею и 3 церкви, из коих одна каменная, и каменныя купеческия лавки. Здесь жительствует только небольшой полк перемещенных с Дона волгских казаков, который состоит в городе из трех, а вне онаго из шести станиц или рот, кои все имеют в Дубовке своего Войсковаго Атамана и Канцелярию. В степи Волги на левой стороне, в 40 или 50 верстах от берега и недалеко от Дубовки, находится знаменитое, большое Елтонское соленое озеро, Калмыики Джолтон Дубасун. Я посылал студента Кашкарева вместе с егерем, чтобы оное посмотреть, но они мне доставили только растения, насекомыя и несколько степных животных, не сообщив никаких известий. Ниже Дубовки стоит форпост Печуга при речке сего названия на горном берегу, который между форпостом и Царицыным местами покрыт пещаным камнем, пригодным по твердости его для мельничных жерновов.

Около 20 верст выше Царицына течет Ахтуба, или Татарски Акгюуба, в левой стороне от Волги… Ахтуба, шириною от 50 до 150 сажен, летом местами более или менее высыхая, бывает глубже или мельче, русло имеет иловатое, покрытое многими водяными растениями, и воду худую; весною разливается и во многих местах походит на Волгу. Выше Царицына стоят деревни, верхний и нижний Ахтубинск, ниже оных Безродная… Степь по реке ровная, наводнениям не подверженная, на поверхности рыхлая, соленоватая, сухая, редко дождями орошаемая; а потому, особливо по южному ея местоположению, для скотоводства весьма хороша, к земледелию же пригодна только местами…

Две Мечетныя речки (Сухая и Мокрая Мечетки.— Авт.) впадают в правую сторону Волги, верхняя в 12 верстах выттте Царицына, а нижняя немного подалее. Между обеими, в 230 саженях от Волги, лежат едва приметныя развалины большого Татарского города. Видны еще следы каменной стены, а на изрытой площади фундаменты зданий… Царица на правом или горном берегу Волги, называемая Калмыцки Хари-сала, есть речка, текущая на 20 верст и выходящая из отдаленных высот Волги на южной стороне Царицынской линии… Выше города приводит она в действие две мельницы для муки и круп.

Царицын, Калмыцки Акиттг и Акаш, стоит на правом берегу Волги, возвышенном в 15 сажен и более, вьтттге устья Царицы… Царицын есть самая большая крепость на Волге… Выше города имеется худой форштат (пригород.— Авт.), а подалее онаго выстроена большая деревянная гостиница на случай путешествия Императрицы, но по назначению своему никогда употребляема не была, и ныне вся разваливается. Укрепление состоит в высоком земляном вале и глубоком рве; в нем находится гарнизон, состоящий из двух батальонов. Также и Царицынская линия принадлежит к ея укреплениям. Самый город мал. Церкви и дома деревянные, но правильно расположенные, улицы же немощеныя; а как здесь земля глинистая, то весною и осенью едва можно пройти от одного дома до другого. Между жителями считается 401 купец, прочие же суть необходимые ремесленники, рыбаки и козаки, включая гарнизон. Главный промысел здешних жителей состоит в рыбной ловле, которая по Волге, на 60 верст выттте и ниже Царицына, принадлежит городу; посему производится здесь большой торг рыбою, и жители зажиточны… Страна по Волге около Царицына сухая, холмистая, солоноватая и гли-нисто-песчаная, следовательно, для земледелия непригодная, а потому и заселена только по берегам Волги. Есть места в сей стране низменныя и плодоносныя, и на некоторых сеют хлеб, но мало, а пеньки, льну, хмелю и табаку совсем не сеют. Здесь хорошо родятся разные плоды, дыни, арбузы и виноград, как то видно в комендантском саду…

Берега Волги от Царицына до Сарпы вышиною в 8—15 сажен, а идущий с ними до Царицына горный хребет отдаляется от реки и в Ку-манской степи, где калмыки называют его Эргеною (Ергени.— Авт.), разделяет протоки Волги и Дона. Степь от Царицына до Сарепты называется Арапскою степью. В ней текут три речки Елшанки, коих глинистые берега содержат в себе купорос. На берегу Волги находится небольшая Малороссийская колония; а на реке лежит Сарпинский остров, простирающийся на 20 верст. Сарпа, Татарски Ергени Сарпу, Калмыцки Шорба Нур, выходит из многих ключей (коих калмыки полагают 66) у горного хребта Ергены, течет на 50 верст и соединяет многие озера. У Сарепты, где она загорожена мельницами, впадает в правую сторону Волги… При устье Сарпы имеется заведенная в 1763 (1765.— Авт.) году колония Сарпинского Евангелическаго братскаго Общества на высоком берегу Волги, который калмыки называют Манн Хамар. Сарепта есть маленький, весьма правильно выстроенный на немецкий образец городок с каменными домами и мазанками. Колония простирается по берегу Волги, на 5 верст, на каковом разстоянии предоставлено им право ловить рыбу… В ней находятся неболыиия фабрики, многие другия ре-месленныя заведения, и производят торг с калмыками».

3 августа 1773 г. находившийся в Царицыне П. С. Паллас писал И. А. Эйлеру, что встретился здесь с Фальком при проезде его в Астрахань, а в ноябре — о приезде с Кизлярских вод хорошо поправившегося ученого. По приезде в Казань Фальк сам написал Эйлеру об улучшении своего здоровья после лечения. В начале 1774 г. приступы болезни вновь обострились. Не выдержав возобновившихся болей от подагры, Иоганн Петер Фальк 31 марта 1774 г. покончил жизнь самоубийством «… аглиц-кою чрез пистолет смертию…», как сообщил о том архимандрит казанского Спасо-Преображенского монастыря Платон Любарский в письме к известному московскому историку и архивисту Н. Н. Бантышу-Ка-менскому. Платон Любарский глубоко сожалел о Фальке: «Жаль! Он был мне хороший приятель».

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика