Первые боевики и «римейки»

Фильмы-боевики — это дорогостоящие ленты с громкими именами авторов и актеров. «Римейки» (remake) — фильмы-повторения, успех которых у зрителей проверен опытом десятилетий.

Самый огромный из «киноколоссов» последнего времени, несомненно, «Калигула» — фильм итало-американского производства. Во время его съемок была поднята рекламная шумиха не хуже, чем в свое время перед выходом «Клеопатры»; было отснято 120 миль пленки, и стоимость фильма, работа над которым продолжалась несколько лет, составила около 10 миллиардов лир.

Сценарий фильма написал живущий в Риме американский писатель Гор Видал, который намеревался внести в фильм свое, современное видение древнеримской исто.рцц и личности Калигулы. Однако еще во время съемок Видал в ярости покинул это предприятие, а потом отказался «подписать» фильм. Следующее столкновение произошло у продюсера Боба Гуччоне, издателя журнала «Пентхауз», «магната порнографии», как его называют в Америке, с режиссером фильма Тинто Брассом. Итальянский режиссер также отказался продолжать работу над фильмом. Съемки заканчивал сам Гуччоне. Чудовищное самоуправство Гуччоне очевидно — он исключил из фильма ряд эпизодов, уже отснятых режиссером, внес свои собственные, насытив ленту дикими жестокостями и сексом вполне в духе издаваемых им периодических изданий «для мужчин». Однако особого сожаления обиженный Брасс не вызывает: все же недаром Гуччоне выбрал для постановки «Калигулы» именно этого режиссера, хотя и несомненно талантливого, но весьма склонного к болезненной патологичности, свидетельством чему другие его фильмы — «Салон Китти» (1976), «Action» (1979).

«Калигула» — типичный продукт «наднационального» коммерческого кино, «массовой культуры» в обществе потребления. Б фильме неразрывно слились неслыханная жестокость и разнузданный секс. История Древнего Рима трактуется как непрерывная чреда жестоких преступлений и чудовищного разврата.

В Нью-Йорке запрета фильма потребовала Группа защиты общественной морали, подав в суд на издателей «Пентхауза», осуществляющего коммерческий прокат «Калигулы».

В Риме прокуратура конфисковала фильм как непристойный (потом запрет был снят). Критика везде встретила «Калигулу» ироническими комментариями или просто игнорировала его.

Но обратимся к «колоссу» другого рода: «римейку»

«Чемпион», поставленному тоже на американские деньги режиссером Франко Дзеффирелли. Ныне этот известный итальянский режиссер занялся крупным кинобизнесом: исполняет заказы Ватикана (фильм-боевик о жизни Иисуса Христа) и Голливуда (новая версия «Тарзана»).

Содержание «Чемпиона», этого донельзя слащавого, нестерпимо старомодного фильма, итальянские газеты аннотируют следующим образом: «Повторение старого фильма Кинга Видора, в котором боксер, оставленный женой, возвращается на ринг и платится за это жизнью. В этом фильме — фабрике слез (или, если хотите, глицерина) сделана попытка воскресить породу актеров-вундеркиндов, вымершую еще во времена крошки Ширли Темпл».

Успеху у зрителей этой душещипательной мелодрамы способствовала широкая реклама. Например, перед премьерой фильма Дзеффирелли удалось организовать «случайную» встречу маленького актера — девятилетнего Рики с папой римским, который, проезжая по забитым народом улицам Рима, «заметил» мальчика в толпе и побеседовал с ним. Конечно, «Чемпион», по существу, фильм американский, но мы вправе рассматривать его как итальянский не только потому, что поставил его Дзеффирелли, но и потому, что официально он считается итальянским и как таковой впервые был показан в 1979 году в Сорренто на фестивале итальянского кино.

Теперь Дзеффирелли изменил своей ватикано-американской «ориентации»: поставив известный и у нас в стране фильм-оперу «Травиата», он задумал новый «боевик» — экранизацию оперы Пуччини «Турандот», которую будет целиком снимать в Пекине и других местах Китая.

Дзеффирелли не одинок: и другие итальянские режиссеры, полагающие, что создание «боевиков» поможет бьющемуся в тисках кризиса итальянскому кино, пытаются опереться на активизирующуюся китайскую кинематографию. Так, Джулиано Монтальдо осуществил постановку совместного итало-китайского многосерийного телефильма — экранизации книги Марко Поло «Миллион» о путешествии в Китай (с американцем Кеном Маршаллом в главной роли).

Менее сенсационным является создание фильмов совместно с французскими, испанскими, западногерманскими кинематографистами — количество их постоянно возрастает, причем это, как правило, ленты, рассчитанные на кассовый успех, с участием кинозвезд. Примером такой развлекательной «многонациональной» продукции, одинаково годной для зрителей разных стран, может служить итало-франко-западногермапский фильм «Лулу» — нечто среднее между любовной драмой и уголовной хроникой. Поставил фильм польский режиссер, много работающий за границей, Валериан Боровчик, положив в основу фильма две пьесы немецкого драматурга Франка Ведекинда:«Дух земли» и «Ящик Пандоры». «Лулу» —тоже «римейк»: объединенные вместе, эти две экспрессионистские драмы неоднократно экранизировались. В фильме Коровника участвует много известных актеров из разных стран, но художественные достоинства фильма не высоки. Над всем доминирует эротика — грубоватая, навязчивая.

Но дорогостоящие боевики со сложной формулой совместного производства — это не хлеб на каждый день коммерческого кино. К тому же, как показал пример «Калигулы», их постановка не всегда оправдывает колоссальные затраты. Поэтому итальянское кино «маскульта» ориентируется на фильмы домашнего производства «числом поболее, ценою подешевле», которые можно сварганить за че-тыре-пять недель, забив ими до отказа отечественный экран, а если повезет, то даже и экспортировать. По такой линии наименьшего сопротивления идет большинство итальяпских режиссеров. Вот слова Марчелло Алипрандп (он знаком советским зрителям по социальному детективу «Коррупция во Дворце правосудия»), поставившего ныне проникнутый дешевой экзотикой и эротизмом фильм «Без кожуры»: «Конечно, я признаю, что в моем фильме действительно нет ничего нового, и могу добавить, что поставить такую картину, как эта, пять лет назад мне не пришло бы даже в голову. Однако кризис учит нас быть более сговорчивыми. …Теперь я тоже решил попробовать слипать фильмик за пять недель…»

Три кита, на которых ныне держится кино «маскульта» в Италии,— это секс, страх и смех.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика