Джан Мария Волонте

Джан Мария Волонте — коммунист, актер, борец. Более десяти лет его имя прочно связано с политическим кино Италии, а его судьба актера, кинематографическая и театральная, с поисками героя современности. Волонте отличает сочетание общественной страсти и темперамента с незаурядным актерским талантом, поставленным на службу прогрессивному киноискусству Италии.

Некоторые буржуазные кинокритики, журналисты и писатели говорят о «загадке Волонте», называя его «сфинксом итальянского кино».

Другие же, напротив, стремятся свести его искусство к оценке однозначной и крайней и определяют его одним словом «контестация», бунтарство, пытаясь скрыть за этшй свое неприятие более глубокого и многозначного смысла его творчества.

Волонте ненавидят итальянские неофашисты — они не прощают ему прямого участия в классовых боях пролетариата Италии, его борьбы за демократизацию театра и кино. Его считают товарищем по борьбе коммунисты Италии — он один из тех, для кого искусство и политика, искусство и классовая борьба неразделимы сегодня.

«Я не политик, хотя и состою в партии,— говорит он о себе.— Но мой труд является выражением политики, имеет точный политический смысл» *.

…Он пришел в итальянское кино в конце 50-х годов, в трудное, кризисное для неореализма время, когда казалось, что передовое киноискусство уступает свои позиции киноиндустрии «бума», Италии «экономического чуда». Однако именно тогда заявило о себе молодое поколение мастеров итальянского кино, на десятилетие вперед определившее главную — политическую, идеологическую линию его развития: поколение Рози и Понтекорво, Лоя, Де Сета и Дзурлини, братьев Тавиани и Орсини, Ванчини и Лидзани, Дамиани, Петри и Монтальдо — тех, кто гоЬорй? о себе сегодня: «Мы — дети неореализма». С ними связал Волонте свои надежды, поиски, свою судьбу.

…Он пришел в кинематограф из театра, принеся с собой почти десятилетний опыт работы на сцене и глубокое уважение к классическому наследию национальной культуры. Волонте — киноактер, верный реалистической народной традиции итальянского театра — от странствующих театров итальянской провинции, где он дебютировал в начале 50-х годов, до знаменитого Театро Пикколо ди Милано.

Сын крупного миланского промышленника, Волонте в ранней юности решительно порывает с семьей и избирает собственный путь. Когда ему было восемнадцать, он уже разъезжал по Италии с маленькой труппой бродячего театра.

У Волонте есть свои модели, есть актеры, на опыт и традицию которых он сознательно опирается. Таков великий Густаво Модена, реформатор итальянской сцены, гарибальдиец и карбонарий, выросший в героическую эпоху Рисорджименто. Сплав искусства с политической борьбой — вот что оказалось особенно притягательным для Волонте в личности Модены.

Волонте впитал опыт современного актера политического театра, в первую очередь театра Брехта.

К началу своей-работы в кино он продолжал играть в Малом Миланском под руководством режиссера Джорджо Стрелера, одного из создателей современного политического театра Италии, первооткрывателя и постановщика на итальянской сцене Горького и Брехта, Маяковского и Толлера, Чехова и Хоххута.

В Малом Миланском объединились традиции и новаторство — то и другое служило главному направлению театра, близкому Волонте: гуманизм, новые формы, человек и реальность, человек, преобразующий реальность. Можно полагать, что брехтовские «Трехгрошовая опера» и «Жизнь Галилея», лучшие из спектаклей театра, оказали решающее влияние на дальнейшую работу актера в кино и что в 1974 году, создавая экранный образ мятежника и диалектика Джордано Бруно в фильме Монтальдо, Волонте обращался к брехтовскому Галилею Эрнста Буша и Чарлза Лаутона.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика