Государственный строй Нубии в VII – IX вв. н.э.

Сведения о древней и раннесредневековой Нубии чрезвычайно скудны и обрывочны, несмотря на успешные археологические раскопки, в частности последних лет, обогатившие науку ценными эпиграфическими памятниками, найденными в Каве К В большей степени это объясняется тем, что мероитские надписи, однородные по своему содержанию, еще далеко не изучены из-за недостаточного знания языка. Кроме того, об этой стране очень мало сохранилось письменных свидетельств как в местных, так и в античных источниках.

В результате о некоторых периодах мы осведомлены лучше, о других не знаем ничего. Вот почему в работах о Нубии, или Нильской Эфиопии (стране Куш), ничего не говорится о целых столетиях истории этой страны.

Особенно плачевно обстоит дело с изучением социально-экономических отношений. Естественно, что при подобном положении приходится дорожить косвенными сведениями, каждым упоминанием, которые хотя бы в какой-то степени могли рассеять наше неведение.

В этом экскурсе хотелось бы обратить внимание на источники, использованные до сих пор в недостаточной степени для изучения прошлого Нубии, хотя они и проливают некоторый свет на внутреннее положение этой страны в эпоху раннего средневековья, когда она после завоевания Египта арабами подверглась их влиянию. Арабы принесли на смену прежнему рабовладельческому строю со значительными пережитками родового уклада новые феодальные отношения.

Вместе с тем эти источники освещают и более ранний период истории Нубии.

Как мы знаем из надписи (высеченной на стене храма в Калабша) правившего около середины VI в. н. э. «царька нобатов и всех эфиопов» Силко, он изгнал из Нубии блеммиев и объединил под своей властью всю страну от Асуана на севере примерно до района Донголы на юге и, возможно, до Меровэ на востоке . К 580 г. население Нубии почти полностью приняло христианство . Вместе с христианством нубийцы, во всяком случае их привилегированные слои во главе с царем, переняли элементы византийской культуры. Это нашло отображение в некоторых памятниках материального производства, в частности в предметах роскоши, ювелирных изделиях, художественном ремесле, а также в титулатуре царя и вельмож, в названиях должностей. Однако трудно согласиться с Р. Герцогом, автором недавно вышедшего в ГДР исследования о нубийцах, полагающим, что «нубийские цари, подобно Силко, организовали государство по византийскому образцу»6. Для ©того слишком сильны были еще пережитки восточной рабовладельческой деспотии и родового строя; хотя, конечно, не приходится отрицать, что во внешнем оформлении государства кое-что было воспринято у византийцев, например искаженные на местный манер названия некоторых должностей довольно сложной иерархии, как это видно из надписи 559 г. царя Эирпаноме в Дендуре7.

Мы почти ничего не знаем о преемниках Силко и о государстве, которое они возглавляли до тех пор, пока им не пришлось столкнуться с арабами. Завоевателя Египта Амра на посту правителя сменил один из его полководцев Абдаллах ибн Саид. В 651—652 гг. он вторгся в Нубию, осадил Донголу и в конце концов принудил нубийцев заключить мир, условия которого были закреплены договором. Последний обусловливал выплату калифу и его наместникам определенной доли так называемого «бакта», в который входили и рабы, а также обязывал нубийцев не нарушать границы Египта и выдавать беглецов как свободных, так и рабов. Абдаллах ибн Саид обещал со своей стороны воздержаться от нападений на Нубию.

Таким образом, между обеими сторонами устанавливались мирные отношения, а все недоразумения должны были улаживаться полюбовно. Нубийцам не разрешалось селиться между египтянами, а завоеватели не имели права оседать в Нубии .

Договор, заключенный между Ибн Саидом и побежденным нубийским царем (его звали Калидурут, вариант — Балидурут), показывает, что в то время в Нубии правил только один царь, который был властен от своего имени заключать любые соглашения. Договор этот дошел до нас в подробной записи историка и географа Макризи (1364—1442), который заимствовал его в утраченном ныне труде Абдуллы ибн Ахмеда ибн Селима ал-Асуани, писавшего между 975 и 996 гг. Ал-Асуани составил «Описание Нубии, Мукурра, Алоа, Бега и Нила», содержащее очень ценные сведения о событиях, предшествовавших столетий, взятых им из других источников, до нас не дошедщих. Между прочими интересными фактами Макризи сообщает со слов ал-Асуани о следующем достопримечательном эпизоде. Этот эпизод привлек наше внимание и послужил темой настоящей статьи. Но, чтобы прийти к более определенным и законченным выводам, потребуются еще значительные усилия и тщательное изучение источников. как нубийских, так и арабских.

Макризи рассказывает, что после заключения мирного договора, о котором только что говорилось, нубийский царь принес жалобу тогдашнему правителю Египта ал-Мутасиму, брату калифа ал-Мамуна, на действие некоторых жителей Асуана. Последние купили землю у его рабов. Вали области и судья, избранный из должностных лиц, вызвали нубийцев, продавших спорные участки земли, и допросили их. Нубийцы, однако, опротестовали жалобу, заявив, что они не рабы, а подданные царя, и жалоба была отклонена. Другая версия об этом

эпизоде, более подробная и ранняя и, как представляется, значительно более достоверная, сохранилась у Масуди , посетившего Египет з середине X в., т. е. несколько раньше, чем ал-Асуани составлял свое описание стран Нубии. Возможно, что последний даже прибегал к трудам Масуди.

Мусульмане, обосновавшиеся в Асуане, владели многочисленными землями, простиравшимися вплоть до Нубии, за которые они платили нубийскому царю земельную подать. Земли эти были ими приобретены у нубийцев еще при Омейядах и Аббасидах. Царь Нубии, воспользовавшись пребыванием в Египте калифа ал-Мамуна, послал ему протест против владельцев поместий, расположенных на его земле. Послы прибыли в Фостат, где находился тогда калиф, и сказали ему, что некоторые рабы и подданные нубийского царя продали многие участки земли своим соседям — жителям Асуана и что земля считается собственностью царя, а не продавцов, которые, будучи его рабами, могут ею владеть и пользоваться только как рабы, прикрепленные к земле. Ал-Мамун переслал дело верховному суду Асуана, состоявшему из шейхов и должностных лиц. Тем временем жители Асуана, скупившие поместья, прослышав обо всем и боясь потерять землю, прибегли к следующим мерам. Они уговорили нубийцев, продавших им свои земли, не признавать себя подданными нубийского царя, а, наоборот, сказать перед еудом: «О мусульмане, ваше отношение к вашему повелителю является и нашим. Подобно вам, мы обязаны ему повиноваться и быть ему верными. Если вы — его слуги, если ваши поместья — его собственность, мы разделяем с вами эти повинности». Когда нубийцы, продавшие свои участки, встретились на суде с посланцами царя, они сделали подобное заявление и таким образом отказались от подданства нубийскому царю. Поэтому продажа земель была признана действительной. И по сей день, пишет Масуди, участки принадлежат потомкам тех, кто их купил, а подданные нубийского царя делятся на два класса: людей, свободных от всех повинностей, и рабов, живущих в области Мерис, по соседству с Асуаном.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика