Алжирское кино вчера и сегодня

«Мифами об Алжире», «позолоченными алжирскими легендами» называют алжирцы фильмы, созданные в их стране до Освобождения. Действительно, что общего с подлинной жизнью народа имела, например, такая история, в разных вариантах рассказанная с экрана и составлявшая содержание большей части так называемых «колониальных драм».

…Французский паренек (он мог быть или просто беззаботным искателем приключений, или бедняком, оставшимся без куска хлеба) попадает в легионеры и отправляется «защищать», или «усмирять», или, в ходу было еще и такое слово, «умиротворять» Алжир. Здесь, в экзотической стране, среди пустынь и оазисов, среди мечетей и причудливых мавританских дворцов, среди восточных базаров, живописных развалин, среди шатров и кибиток кочевников, верблюжьих караванов, дервишей, султанов, колдунов, талисманов и прочих и прочих аксессуаров, при помощи которых создавался на экране колониальный «колорит», молодой солдат включался в жизнь, полную происшествий. Он испытывал любовь к прекрасной туземке (правда, могло быть и наоборот — его обожала прекрасная туземка, а он хранил верность своей даме сердца, которая или осталась в далекой Франции, или находилась в Алжире, но в силу сословных преград не могла соединить с ним свою жизнь), совершат/ подвиги в схватках с врагами, проявлял отвагу и смелость.

Драматургическая коллизия сценария таких произведений разрабатывалась следующим образом: герой фильма выхватывался из привычного ему уклада жизни и внезапно погружался в другой, абсолютно новый для пего мир. Именно в этой неподготовленности персонажа к жизненной перемене и коренилась причина его изумления (а вместо с ними зрителя) тому, что он видел в диковинной стране.

Кипо демонстрировало зрителю некий фантасмагорический Восток, заставляло удивляться всему — интригам султанов, кровожадности туземцев, гаремным чертогам и т. п.

Это были сказки, в которых все было выдумано от начала и до конца, поскольку цель фильма заключалась в стремлении ошеломить зрителя — отсюда возникали множественность эпизодов, обилие персонажен, разнообразие декораций, усложненная интрига. В этих картинах был переизбыток всего — событий, страстей,— в них было показано все, кроме одного: подлинной, реальной жизни алжирского народа.

Фильмы с подобным содержанием, а их было сделано на территории Алжира до Освобождения около восьмидесяти (особенно много таких лент появилось после того, как в 1930 году Франция отпраздновала столетие завоевания Алжира), снимались французскими режиссерами, главные роли в них исполняли французские актеры, обработка пленки и монтаж производились во Франции.

Повторяя мысль Жоржа Садуля, можно было бы сказать, что колониальные фильмы были не об алжирцах, а о французах, приехавших в Алжир из метрополии. Герои таких нашумевших в свое время лент, как «Колония» и «Ле Блед» Жана Ренуара, «Пепе ле Моко» и «Ля Банде ра» (с молодым, обаятельным Жаном Габеном в главной роли) Жюльена Дювивье, «Один из легионеров» Кристиан-Жака, «Сержант X» Стрижевского, и многих других были французы, служащие в африканских колониях. Благородные и обаятельные, окруженные ореолом романтики, они всегда находились в центре произведения, а страна, где происходило действие, со своими нравами и обычаями, существовала на экране лишь как экзотический натурно-декоративный фон. Туземцы, обычно молчаливые, присутствовали в фильмах, так сказать, лишь как дополнение к пейзажу. Чаще всего они представали в схватках с доблестными французскими солдатами — и тогда их изображали пли в юмористическом виде, пли как необузданных, кровожадных и злобных дикарей.

Национальная культура Алжира — фольклор, этнография, история — подавались как самодовлеющая экзотика, вне драмы людей, живущих под ярмом колониализма.

И все же, несмотря на то, что эта продукция не имела ничего общего с подлинной жизнью Алжира, она была рассчитана на алжирского зрителя в пе меньшей мере, чем на французского.

Оставить комментарий

Я не робот.

БЛОГ О ЗАРАБОТКЕ!
Статистика